Диакон Григорий СамаринРодился 9 января 1893 г. в селе Салмановка Пензенской губернии в семье крестьянина.

Окончил Пензенское духовное училище. С 21 октября 1914 г. нес послушание псаломщика в храме Михаила Архангела города Керки Закаспийской области. В 1914 году началась Первая мировая война, и Григорий был призван в армию и служил до 1918 года рядовым.

В октябре 1919 г. был назначен псаломщиком к Покровской церкви села Высокого Чемкентского уезда Сыр-Дарьинской области. 9 февраля 1920 г. был рукоположен во диакона к этому храму.

27 сентября 1922 г. назначен диаконом Иосифо-Георгиевской соборной церкви города Ташкента. С 3 августа 1923 г. стал служить на родине в храме Архангела Михаила в селе Салмановка. В 1925 г. переехал в город Беднодемьянск Пензенской губернии и в мае был назначен на служение в Вознесенскую церковь.

В 1931 г. вместе с семьей переехал в Московскую область и 9 июля получил назначение в храм святых мучеников Адриана и Наталии города Лосиноостровска Московской области. 26 августа 1933 г. удостоен права ношения двойного ораря.

20 апреля 1935 г. назначен диаконом к Петропавловской соборной церкви города Коломны. В Коломне смогли снять маленькую комнатку, в которой ютилась семья отца Григория, состоящая из шести человек.

Отец Григорий служил благоговейно и часто, детей водил в храм на службу, учил молитвам. В Коломне он встретился со священником Василием Горбачевым, с которым познакомился еще до революции. Отцу Василию и его семье долго не давали разрешения на прописку в Коломне, и отец Григорий убеждал друга потерпеть, не возмущаться.

«Коломенским районным отделом управления НКВД по Московской области, – писали сотрудники НКВД, – вскрыта и ликвидируется контрреволюционная церковно-монархическая организация... В своем составе контрреволюционная церковно-монархическая организация насчитывает до пятидесяти человек – из числа духовенства, бывших людей, кулаков раскулаченных и активных церковников».

11 августа 1937 г. диакон Григорий был арестован и заключен в Коломенскую тюрьму. Во время ареста у отца Григория были изъяты ноты церковных песнопений, девять церковных книг и настольная книга священно- и церковнослужителя, составленная протоиереем Сергием Булгаковым.

Против него подписались под протоколами допросов свидетели, иные не читая их, как священник Петропавловского собора, в котором служил диакон, благочинный церквей города Коломны; он показал, будто бы диакон Григорий говорил, что «коммунизм есть общность даже и жен, большевики из русского народа хотят сделать безвольного раба, который бы им беспрекословно во всем подчинялся и исполнял их прихоти. Большевики затягивают петлю на шее русского народа, но как бы они не просчитались и не попали в нее сами».
В день ареста начались допросы.

- Вы арестованы как участник контрреволюционной организации. Вы подтверждаете это? - Спросил следователь.
- Нет, участником контрреволюционной организации я не являюсь
- Вы лжете перед следствием, следствие располагает материалами, изобличающими вам в участии в контрреволюционной церковно-монархической организации. Требую от вас правдивых показаний по этому вопросу.
- Свой предыдущий ответ подтверждаю. Участником контрреволюционной церковно-монархической организации я не являюсь.

Следователь начал зачитывать показания арестованных священников города Коломны Алексеева, Сердобольского, Руднева, которые обвинили отца Григория в контрреволюционной деятельности, которую он якобы проводил. Все эти лжесвидетельства отец Григорий категорически отверг.

29 августа состоялся еще один допрос.

Диакон Григорий Самарин. Таганская тюрьма. 1937 год

Диакон Григорий Самарин. Таганская тюрьма. 1937 год - Диакон Григорий Самарин. Таганская тюрьма. 1937 год
- На протяжении нескольких дней вы упорно продолжаете скрывать от следствия свое участие в контрреволюционной церковно-монархической организации. Требую от вас прекратить ваше упирательство и приступить к исчерпывающим показаниям, - потребовал следователь.
- Я дал вам показания и считаю, что они являются исчерпывающими, больше показать ничего не могу, и виновным себя в участии с контрреволюционной церковно-монархической организации я не признаю.

Через некоторое время отца Григория перевели в Таганскую тюрьму в Москве, где он 5 сентября снова был допрошен.

- Вы обвиняетесь как участник контрреволюционной группировки. Требуем от вас показаний.
- Я ни в какой контрреволюционной организации не состоял и антисоветской деятельности не вел.

Впоследствии, в 1957 г., органами внутренних дел было проведено расследование, которое вскрыло факты нарушения следствия в 1937 г. сотрудниками Коломенского районного отделения НКВД. Было установлено, что следователи арестовывали людей без всяких оснований, во время следствия заставляли подписывать выдуманные показания. К тем, кто отказывался это сделать, применяли непрерывные, так называемые "конвейерные", допросы, длившиеся несколько суток и сопровождавшиеся оскорблениями, угрозами, многочасовым стоянием и побоями. Но эти испытания не сломили отца Григория.

9 октября 1937 г. тройка НКВД приговорила диакона Григория Самарина к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Наказание он был отправлен отбывать в Бурлаг НКВД. Ольга Михайловна, жена отца Григория, обратилась в НКВД с просьбой пересмотреть дело мужа. В 1939 г. дело было пересмотрено, однако жалоба была "оставлена без последствий, за несостоятельностью мотивов".

Из лагеря, незадолго до смерти, отец Григорий послал своим детям письмо, в котором наставлял их читать душеполезные книги, учиться и помогать маме.

Скончался 11 июля 1940 г. от воспаления легких в лагере в Хабаровском крае на станции Известковая. В 1957 году был реабилитирован.

Определением Священного Синода от 7 октября 2002 г. причислен к лику новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания.

Память – 28 июня/11 июля и в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

По материалам Открытой православной энциклопедии «Древо»