Публикуем отрывок из интервью протоиерея Николая Соколова, настоятеля московского храма свт. Николая в Толмачах. Батюшка рассказывает о жизни нашего прихода в 1953—1995 годах, когда здесь служил его отец — протоиерей Владимир Соколов.

<…> Отец был поставлен в храм святых мучеников Адриана и Натальи, который стал родным нам всем на многие-многие годы. Там мы все и венчались, и крестили своих детей, и освящали этот храм по праздникам, папин храм был.

Папа тогда был третьим священником, потом, через какое-то время, стал настоятелем, и там уже была особая община – хорошая, дружная, светлая, и что характерно, без компромата друг на друга.

Забегая вперед, в наше время, хочу сказать, что любая община, любое положение священника в общине и настоятеля оно должно основываться на взаимном доверии, любви, искренности, в общем, на словах Евангелия: «Если вы любите друг друга, все узнают, что вы мои ученики».

Если в общине это есть, если люди избегают доносов, сплетен, перемалывания костей друг друга, как бывает: сказал одно слово, а тебе из этого сделают десять, – то община сохраняется.

Это во многом зависит и от того внутреннего мира, который имеют священнослужители, о тех людей, которые наполняют общину, и от тех, кого мы приближаем к себе, — даем какие-то послушания и так далее.

В этом отношении приход отца был идеальный. Там был очень мудрый настоятель – отец Михаил Кузнецов, который прошел очень непростую священническую жизнь. В свое время он был в обновленчестве, потом принес покаяние, его опять приняли в нашу Церковь, и он на протяжении тридцати лет руководил приходом.

Мудрый и добрый батюшка, с блестящим образованием. В своё время он окончил юридический факультет в Петербургском университете, и в его группе был Сергей Васильевич Рахманинов.

И вот уже там, у папы на приходе, мы видели, как община должна правильно ценить священника, как должна снисходить к его некоторым человеческим немощам, иногда просто помогать ему, чем могут.

И папин приход для меня был идеальной общиной. Потому что всё, что там происходило негативного, – а люди есть люди, и никогда не бывает всё совершенно чисто и гладко – никогда не выносилось вовне.

Нужно действовать именно так – никогда не выносить сор из избы. Есть вещи, которые необходимо осудить, есть грехи, которые следует пресекать. И если это делается с определенным моментом любви к тому, кто это сделал, то это остается между ними, и община сохраняет свою целостность на протяжении многих десятилетий. Именно так и было в храме святых мучеников Адриана и Натальи.

Это был удивительный храм, в котором очень редко менялось священство. Кто-то уходил в жизнь вечную, как настоятель отец Федор Божанов, потом отец Михаил Кузнецов. После него настоятелем стал папа, пробыл им тридцать лет, потом тоже скончался.

Ротация кадров была очень редкая, и это сохраняло тот уровень духовной жизни, который нужен был в то время нашему городу Москве.

Беседовала Дарья Менделеева, портал «Православие и мир», фото Дмитрия Кузьмина. Полный текст интервью смотрите по ссылке.